Castra Praetoria
Главная страница
Форум
Военный обоз
Библиотека
Гостевая книга
Информация о сайте
Путеводитель
Impedimenta
Praetorians maps
Praetorians tools
Praetorians World
Archive sequences
Wallpapers

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 290
Статистика

Онлайн всего: 1
Hostis: 1
Praetorians: 0
Приступая к рассмотрению противостоявшего Риму в 101—107 гг. варварского войска, надо сразу оговориться, что оно не имело еще четкой структуры и организации, которыми обладала регулярная римская армия. Это было, в целом, еще очень рыхлое военное объединение нескольких этнически разных отдельных племен с ярко выраженными чертами народного ополчения. Его сплачивала общая ненависть к захватчикам, а также личность непримиримого врага Рима — Децебала. В остальном цели и намерения союзников во многом расходились. Сарматы, например, неоднократно грабили и опустошали Нижнюю Мезию. Причем от их набегов страдало не только пришлое римское, но и местное фракийское население. Как показали события 60-х гг. I в. н. э., они были не прочь поживиться и территорией даков. Бастарны под сарматским давлением искали новые места для поселения. Племена Малой Скифии стремились вернуть потерянные земли в дельте Дуная. Только воля, решительность и дипломатический талант дакийского царя до поры до времени сплачивали фракийцев и их соседей в единую вооруженную силу, противостоящую империи.

Судя по письменным источникам, римляне это прекрасно понимали и упорно, особенно в ходе второй войны, стремились обезглавить угрожавший им военный союз. Поэтому, в какой-то мере, можно говорить об осуществлении Децебалом центрального командования объединенными антиримскими силами. Именно им, видимо, разрабатывалась тактика заманивания римлян вглубь Дакии. На рельефах колонны он показан как организатор обороны своей столицы, как стратег, командующий войсками во время битвы. Тактические удары, нанесенные даками и их союзниками в ходе первой и второй дакийской войны по флангам римской армии в Нижней Мезии и Паннонии, попытка активизировать парфян для нападения на римлян с тыла характеризуют Децебала как опытного полководца и дипломата.

Судя по свидетельствам античных авторов, а также по сценам рельефов колонны, дакийский царь старался организовать свою армию на основе римского образца. Она была разделена по родам войск. В объединенной армии даков на рельефах колонны показана главным образом легкая пехота, что объясняется стремлением ваятеля отделить варваров от римлян. Но, как показывают археологические данные, нельзя полностью исключить возможность наличия у них панцирных воинов, особенно из числа знати. Среди легкой пехоты выделяются отряды лучников и пращников. Присутствует на рельефах колонны и изображение дакийской конницы. Практически везде это дружины легковооруженных всадников. Возможно, в качестве тяжелой кавалерии Децебал надеялся использовать эскадроны костобоков и роксоланов, что в целом также было в духе римской армии, где с начала II в. н. э., а предположительно даже и несколько ранее, вводятся подразделения катафрактариев из числа союзников. Славились своей конницей и бастарны.

Изменения коснулись не только структуры, но и внутренней организации дакийской армии, чему, вероятно, способствовали советники, присылаемые римлянами по условиям мирного договора, заключенного Децебалом с Домицианом, а также перебежчики, о которых упоминает Дион Кассий. Последние, очевидно, являлись наиболее опасными для римлян, почему Траян в продиктованных Децебалу условиях мира после первой войны и настаивал на их обязательной выдаче. Так или иначе, но в это время у даков появляются боевые национальные значки, возможно, наподобие римских орлов, но вместо орлов на верхнем конце специального деревянного древка с обручем или копья были закреплены изготовленные из плотного материала крылатые драконы с оскаленной волчьей мордой. Видимо, эти значки определяли какую-то войсковую единицу. Среди трофейного оружия, показанного на пьедестале колонны, изображения подобных «стягов» встречаются довольно часто.

В дакийской мифологии драконы олицетворяли демонов зла, бури, мрака, с чем ассоциировались такие понятия, как война, битва, смерть. Интересно, что изображение этого мифологического существа в качестве боевого штандарта использовали и другие народы, например парфяне, а с начала III в. н. э. драконарии появляются и в римской армии. Наряду с чисто племенным, характерным, видимо, только для даков боевым значком в войске Децебала использовались знамена, изготовленные по римскому образцу, подобно «вексиллум» из четырехугольного куска материи. Очевидно, они показывали принадлежность воинского отряда к числу сформированных из перебежчиков и дезертиров с римской стороны. Римские военспецы познакомили даков с азами полиоркетики. На вооружении в армии Децебала находились баллисты, а для штурма укреплений использовался таран. Изображения дакийской «военной артиллерии» и грозы городских стен — тарана имеются на рельефах колонны Траяна. Судя по всему, таран имел описанную Иосифом Флавием «классическую» конструкцию с использованием на рабочем конце бревна бронзовой головы барана28.

Римляне оказали влияние и на характер дакийской фортификационной техники. На рельефах колонны можно обнаружить недвусмысленное сходство в изображении сторожевых вышек, воздвигнутых легионерами на берегу Дуная, и подобных сооружений, установленных на подступах к столице даков. Цитадель Сармизегетузы, судя по рельефам, была выложена из хорошо отшлифованных и подогнанных друг к другу каменных блоков.

Интересно заметить, что Децебал, кажется, стремился привить своему войску умения и навыки, свойственные римским легионерам. На рельефах колонны воины Траяна часто показаны за работой. Они прокладывают дороги, возводят каменные стены, устанавливают вокруг походного лагеря частокол. Тем же самым не единожды занимаются и дакийские бойцы. В одной из последних сцен изображены варвары, штурмующие римский кастелл. Под строгим взглядом наблюдающего за штурмом Децебала, сомкнув ряды, они пытаются построиться в знаменитую римскую «черепаху», но, правда, им это плохо удается. Стена щитов постоянно разваливается.

Немые и звуковые сигналы, столь необходимые на поле боя, также практиковались в дакийской армии. Первые подавались с помощью уже отмеченных значков — драконов и дымовых столбов с вершин установленных на холмах сторожевых башен. Для вторых использовались длинные изогнутые боевые трубы, украшенные головами монстров. На пьедестале колонны среди варварского трофейного оружия имеются их многочисленные изображения. Боевые трубы даков издавали долгие, протяжные устрашающие звуки, напоминающие завывание волков.

Была организована разведка. Не раз на рельефах показаны небольшие летучие отряды даков, наблюдающих с горных вершин за действиями противника, одиночные «спекуляторы», попавшие в руки врага. Со связанными за спиной руками их ведут на допрос к Траяну. Дион Кассий косвенно свидетельствует, что и это нововведение, по-видимому, было создано не без влияния римских перебежчиков. Именно им удалось тайно проникнуть в лагерь Траяна и вести охоту за ним самим. Дакийские разведчики, видимо, находились и в тылу римской армии. Контрудар Децебала во время первой войны был направлен по наиболее уязвимому для римлян флангу. Они сумели добраться даже до далекой Парфии. Конечно, во время войны открыто сделать это было невозможно, так как на пути лежала территория римской Мезии, где даже в мирное время располагалось большое количество войск.

Возможно, Децебал организовал военный совет, куда входили представители его клана, выступающие командирами отдельных воинских частей, союзники, как, например, Сусаг — вождь роксоланов, который, по словам Плиния Младшего, встречался с дакийским царем после рейда в Нижнюю Мезию зимой 101/102 г., передав ему часть добычи29. По сообщению Диона Кассия, в тайные замыслы Децебала был посвящен, видимо, Бицилис, являвшийся одним из первых доверенных лиц правителя даков и сменивший игравшего эту роль ранее некого Везину30. В совет в разное время, надо полагать, входили брат царя Диег и его дядя Диурпаней, не менее искусный, чем племянник-полководец, имеющий опыт сражений с римлянами и испытавший вкус победы над ними. На рельефах колонны Децебал почти постоянно показан в окружении своих соратников и дружины. На одной из последних сцен он изображен выступающим перед своими немногочисленными оставшимися после кровопролитных битв приверженцами с призывом не падать духом и продолжать борьбу.

Вместе с тем, надо отметить, что военная структура молодого дакийского царства еще только зарождалась. Реформы, проводимые Децебалом, встречали сопротивление со стороны старой родовой верхушки, не заинтересованной в укреплении единоличной царской власти. Видимо, дакийский царь не успел довести преобразования до конца. Среди его «генералитета», состоявшего из «носящих шапки» представителей знати, не было единства. План действий не выполнялся. Союзные цари, также, вероятно, входившие в «генеральный штаб» во время второй войны, или бежали на сторону римлян, или не успели прийти на помощь, хотя, надо сказать, осада Сармизегетузы протекала достаточно долго, и для проведения каких-то контрмер у них было более чем достаточно времени. Рельефы колонны косвенно подтверждают высказанные предположения. На одном из них мы видим, как совершенно необдуманно действует конница даков. Она гибнет, пытаясь переправиться через разлившийся бурлящий Данубий31 . На другом изображены споры предводителей даков, видимо, по поводу планов дальнейшего развития военных действий. Несколько сцен рисуют нам предательство одного из ближайших сподвижников Децебала — Бицилиса. Нерешительность, если не сказать трусость, проявляет в решительный момент прорыва нижнемезийского лимеса прославленная сарматская конница32. Перед наступлением Траяна на столицу даков приносят свою покорность императору многочисленные вожди из числа племен, обитающих у границ Дакии. На большей части рельефов показано, как фракийцы продолжают сражаться неорганизованными толпами, проявляя отчаянный, но чисто индивидуальный героизм. Таким образом, «офицерский состав», если таковой и существовал, не был сплоченным, часто действовал на свой страх и риск, не имел твердых представлений о стратегии и тактике, которые столетиями разрабатывались римскими полководцами.

Дакийская армия, видимо, только приступала к реорганизации по римскому образцу. Она не знала еще такой устоявшейся, хорошо продуманной структурной единицы, как легион, а боевые значки делили ее больше по этнической, чем по тактической принадлежности. Перевооружение армии даков лишь наметилось. В основном они боролись с римлянами чисто национальным оружием, о котором речь пойдет ниже. Отсутствие в составе дакийского войска «царицы полей» античного времени — «полноценной» тяжелой пехоты делало сопротивление разрозненных варварских дружин железным легионам Траяна малоэффективным и приводило лишь к большим потерям.

Наличие осадных орудий, как показывают рельефы колонны, не приносило успеха при штурме римских укреплений. В связи с этим надо отметить, что римляне вряд ли до конца выполняли условия унизительного мирного договора, заключенного с даками Домицианом, а если и выполняли, то, конечно, старались не снабжать своего старинного недруга знающими военными специалистами. Очень сомнительно, что перебежчики, игравшие, как мы постарались показать, немаловажную роль в организации дакийской армии, происходили из числа римлян, тем более — из офицерского состава. Отбор солдат в римские легионы в I в. н. э. осуществлялся еще достаточно строго. Высшие офицеры, в том числе и отвечающие за состояние и изготовление осадных машин префект лагеря и префект ремесленников, назначались из сенаторского и всаднического сословий. Поэтому думается, что большинство дезертиров бежали из рядового состава вспомогательных и особенно фракийских когорт, мало знакомого с особенностями создания метательных машин и инженерной техники. Поэтому же, видимо, качество дакийских баллист и таранов оставляло желать лучшего.

Не успел дакийский царь до конца реконструировать по римскому образцу и свои оборонительные центры. Большинство из них, как показывают археологические материалы, по-прежнему были плохо укреплены лишь рвом и частоколом в древних традициях гето-дакийских городищ. Организация партизанской диверсионной войны не принесла ощутимых результатов, а попытка отвлечь Траяна на восток провалилась. Большинство дакийских разведчиков, как показывают рельефы колонны, были переловлены римскими дозорами. Покушение на императора сорвалось. Убийц, по сообщению Диона Кассия, опознали и схватили . Посланному в Ктесифон Каллидрому удалось ввести в заблуждение римские разъезды в Нижней Мезии, но он оказался неспособен склонить парфянского царя к решительным действиям на Евфрате.

Таким образом, по своей организации и составу войско Децебала и его союзников не перешагнуло еще планку рыхлого племенного ополчения. Но начатые дакийским царем военные преобразования не могли не остаться не замеченными в Риме и привели к ускорению развязывания войны на Нижнем Дунае.

Профиль
Salve: Hostis

Полное имя: Hostis
Ты здесь: -й день
Личные сообщения
Дата: 22.10.2017
Твой браузер:
Твой IP Адрес: 54.166.203.76
Поиск
Форма входа

Amici et Socii



Посещения
Конструктор сайтов - uCoz